Поговорим о зависимостях

Зависимостью сейчас – для пренебрежительно-обвинительной оценки – могут назвать любое хобби, увлечение или пристрастие.

В медицинском смысле зависимость определяется как «навязчивая потребность в использовании привычных стимулов, сопровождающаяся ростом толерантности и выраженными физиологическими и психологическими симптомами». (В. Д. Менделевич, «Психология зависимой личности»).

Патологические зависимости — те, которые ограничивают свободу человека и негативно влияют на его здоровье (напомню, что по классификации ВОЗ здоровье — это благополучие не только физическое, но еще и психологическое, и социальное). Но где кончается привязанность к кому-то или к чему-то, увлечение кем-то или чем-то, и начинается болезненная, патологическая, я бы сказал — деструктивная зависимость? Где проходит граница между хобби и зависимостью, между любовью и эмоциональной зависимостью, между вкусовыми предпочтениями и расстройством пищевого поведения, между интересом к работе и трудоголизмом?..

О зависимости (аддикции) можно говорить тогда, когда человек ничем другим заниматься фактически не может и не хочет, несмотря на то, что от самого занятия тоже испытывает определенный дискомфорт. Собственно, это и называется «аддиктивным поведением» или расстройством влечения. Аддикт не то чтобы испытывает удовольствие в контакте с предметом своей зависимости: он скорее вне этого контакта испытывает выраженный дискомфорт, неудовольствие. Собственно, сущность любой зависимости – это уход  (пусть непостоянный и деструктивный) от реальных проблем и жизненных сложностей.

В случае аддикции «предмет зависимости» представляется самому зависимому чем-то супер-ценным и фактически не имеющим замены. Терапия зависимостей сложна в том числе и данным сопротивлением (подчас неосознаваемым, но тем не менее довольно-таки ощутимым): «Сделайте так, чтобы я получил все нужное именно отсюда, а больше ниоткуда мне не надо».

Один из известных физиологов, А.Б.Кампов-Полевой, проводил серию экспериментов по наблюдению течения алкогольной болезни на лабораторных крысах. Однако не каждая крыса может стать алкоголиком. Алексей Борисович отбирал «кандидатов на формирование алкогольной зависимости» следующим образом: брал большую емкость с водой и по одной бросал крыс в воду, наблюдая за их поведением. Если крыса сразу начинала активно сопротивляться ситуации, пыталась выскочить и в принципе не смирялась с возникшим положением вещей – он ее вытаскивал из воды и отсаживал в сторону: животное для эксперимента не годилось. А вот тех крыс, которые сразу складывали лапки и шли ко дну, он откачивал и пересаживал в другую клетку: эти животные были вполне готовы к формированию у них алкогольной зависимости, что потом с успехом у всей отобранной партии и произошло.

Конечно, ни один эксперимент не отражает всех перипетий реальной жизни, но точно так же и люди с активной жизненной позицией, готовые работать на свое благополучие и пользоваться своей самостоятельностью, зависимостями любого вида страдают намного реже, чем те, кто легко покоряется обстоятельствам и не готов в своей жизни ничего менять сам.

 

Понравилась статья, расскажите друзьям.
Общайтесь со мной

Комментировать

Вам необходимо войти, чтобы оставлять комментарии.

Рубрики